Мудрый Экономист

Арбитражная практика от 15.09.2014

"Практический бухгалтерский учет", 2014, N 10

Когда незаключенный договор займа может быть признан уступкой требования.

Если на корреспондентском счете банка отсутствуют денежные средства, то договор займа между клиентами этого банка является незаключенным из-за безденежности такого договора. В данной ситуации отношения между как бы заимодавцем и как бы заемщиком будут считаться уступкой права требования к банку.

Обоснование следующее.

Исполнение банком распоряжений клиентов по счетам может осуществляться только при наличии средств на корсчете банка (Определение КС РФ от 25.07.2001 N 138-О). В случае если средств на этом счете нет, банк не может исполнить платежное поручение клиента-заимодавца, поскольку реально не способен предоставить денежные средства.

В то же время договор займа считается заключенным с момента передачи денег (других вещей, определяемых родовыми признаками), сумма (количество) которых является суммой займа. Соответственно, в рассмотренной ситуации договор займа считается незаключенным.

Таким образом, безналичные деньги являются записями по счетам и утрачивают свое назначение как средство платежа. Поскольку в отсутствие реального предоставления денежных средств запись о пополнении расчетного счета несостоявшегося заемщика тем не менее была произведена, несостоявшийся заимодавец фактически уступает такому заемщику право требования денежных средств, списанных со своего расчетного счета (в размере суммы займа), к банку-банкроту. Лицо, к которому перешло указанное требование, как конкурсный кредитор может получить возмещение денежных средств в рамках дела о банкротстве банка.

Постановление ВАС РФ от 03.06.2014 N 2953/14.

При смене единоличного исполнительного органа общества печать, учредительные документы, бухгалтерская отчетность и иная документация, необходимые для осуществления руководства текущей деятельностью общества, подлежат передаче вновь избранному (назначенному) исполнительному органу общества.

Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением передать единоличному исполнительному органу - директору общества - оригиналы:

Удовлетворяя исковые требования, суды по результатам исследования и оценки доказательств пришли к выводу о том, что действующим законодательством обязанность обеспечения сохранности документации, связанной с деятельностью общества, возложена на исполнительный орган, в данном случае на отстраненного директора, который доказательств передачи документов вновь назначенному директору не представил.

Доводы отстраненного директора о том, что он не был обязан хранить спорные документы в связи с применением упрощенной системы налогообложения, отклонены судами со ссылкой на ст. 346.24 НК РФ.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 26.08.2014 N Ф09-4706/14.

Договор купли-продажи доли в уставном капитале ООО при ее неоплате может быть расторгнут.

Ранее одни суды допускали такую возможность, другие занимали противоположную позицию. Кроме того, сам ВАС РФ высказывался по вопросу неоплаты доли в уставном капитале ООО, если ее продажа осуществляется с условием о рассрочке платежа, таким образом, что в данной ситуации по общему правилу продавец может отказаться от исполнения договора, если покупатель не производит в срок очередной платеж за переданный ему товар (п. 2 ст. 489 ГК РФ). Кроме того, по требованию продавца с покупателя могут быть взысканы договорная неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Теперь, по мнению ВАС РФ, неоплата покупателем приобретенного имущества не является существенным нарушением договора купли-продажи, которое бы позволяло его расторгнуть.

Постановление Президиума ВАС РФ от 10.06.2014 N 1999/14.

Некоммерческое объединение (фонд) представило в УПФР расчет по форме РСВ-1 ПФР за IV квартал 2012 г., по результатам которого был составлен акт и вынесено решение о НКО к ответственности по ч. 1 ст. 47 Закона N 212-ФЗ, а также предложено уплатить недоимку по страховым взносам и пени.

Как установили суды, НКО является не имеющей членства некоммерческой организацией, созданной на основе добровольных имущественных взносов и преследующей определенные ее уставом цели, зарегистрировано в установленном законом порядке и находится на упрощенной системе налогообложения, применяет упрощенную систему налогообложения и не имеет доходов от осуществления коммерческой деятельности.

В данном случае, как указал суд, документальное подтверждение осуществления НКО каких-либо иных видов деятельности, помимо указанных в уставе, суду не представлено. Указанный в отношении НКО в ЕГРЮЛ, а также в РСВ-1 ПФР код ОКВЭД 65.2 (прочее финансовое посредничество) не свидетельствует об отсутствии права на применение пониженного тарифа. Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что НКО соблюдены требования положений п. 11 ч. 1 и ч. 3.4 ст. 58 Закона N 212-ФЗ и правомерно применен пониженный тариф страховых взносов.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 18.08.2014 N А14-9859/2013.

Штрафуя предпринимателя, ИФНС исходила из того, что предпринимателем не соблюдены требования п. 5 ст. 171 НК РФ, а именно: полученные авансы не возвращены контрагенту.

В то же время, как указала ИФНС, право на вычет НДС, исчисленного и уплаченного в бюджет с полученной предоплаты, долг по возврату которой путем новации заменен на заемное обязательство, возникает у налогоплательщика после возврата займа, следовательно, в нарушение ст. ст. 171, 172 НК РФ налогоплательщик неправомерно заявил налоговые вычеты.

Суд указал, что специальный порядок, установленный для применения вычета по НДС, исчисленного и уплаченного с полученных авансов в случае изменения условий либо расторжения соответствующего договора, предусматривает обязательное условие - возврат сумм авансовых платежей.

Таким образом, право на вычет НДС, исчисленного и уплаченного в бюджет с полученной предоплаты, долг по возврату которой по новации заменен на заемное обязательство, возникает у налогоплательщика после возврата займа.

Суммы налога, ранее уплаченные с авансовых платежей в бюджет, подлежат вычету в случае изменения условий либо расторжения соответствующего договора и после возврата авансовых платежей в периоде, когда произведены операции по корректировке.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 20.08.2014 N А64-3941/2012.

Трехлетний срок на подачу заявления о возврате излишне уплаченного налога начинает исчисляться с момента его уплаты, так как именно с этого момента общество должно было знать о его излишней уплате.

Налоговая инспекция отказала в возврате излишне уплаченного налога, ссылаясь на то, что обращение с заявлением последовало за пределами трех лет, установленных для такого обращения. При этом каких-либо исключений по сроку, в течение которого налогоплательщик вправе обратиться с заявлением о возврате излишне уплаченного налога, ст. 78 НК РФ не устанавливает.

Суды установили, что общество действительно не соблюло трехлетний срок, что послужило основанием для отклонения требований общества. Кроме того, суд счел не подлежащим удовлетворению и требование об обязании возвратить излишне уплаченный налог на основании ст. 79 НК РФ. Вопрос определения времени, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать об излишней уплате налога, надлежит разрешать с учетом оценки совокупности всех имеющих значение для дела обстоятельств, в частности:

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.08.2014 N А46-196/2014.

Налоговые последствия в виде отнесения сумм, уплаченных поставщику товаров (работ, услуг), на расходы при исчислении налога на прибыль и применение налоговых вычетов по НДС правомерны при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

Правомерность и обоснованность налоговых вычетов и расходов по налогу на прибыль первичной документацией, свидетельствующей о факте совершения хозяйственной операции, лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг).

В ходе мероприятий налогового контроля установлено, что:

и т.п. обстоятельства.

Проведя ряд допросов и проверочных мероприятий, ИФНС сделала вывод, что все спорные работы производились обществом, был создан фиктивный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде отнесения на расходы затрат для целей исчисления налога на прибыль и применения налоговых вычетов по НДС.

Правомерность и обоснованность налоговых вычетов и расходов по налогу на прибыль первичной документацией, свидетельствующей о факте совершения хозяйственной операции, лежат на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), который этого не сделал.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.08.2014 N А41-10385/13.

Обязанность налогоплательщика, передающего имущество в уставный капитал другого общества, восстановить НДС, ранее принятый к вычету, корреспондирует праву налогоплательщика, получившего это имущество, включить сумму НДС в состав налоговых вычетов.

Налоговый орган счел неправомерным отнесение данной суммы в состав расходов для целей уменьшения налогооблагаемой прибыли, поскольку спорная сумма является НДС, предъявленным обществу при приобретении им товаров (работ, услуг) ("входящий" НДС), а не исчисленным при осуществлении операций по реализации собственного имущества. Кроме того, ст. 170 НК РФ запрещает учитывать в составе расходов суммы "входящего" НДС.

Суды, признавая позицию налоговиков правомерной, верно указали, что налоговым законодательством не предусмотрена возможность учета восстановленного по рассматриваемым операциям НДС в составе расходов при исчислении налога на прибыль организаций.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.08.2014 N А40-99394/13.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

По мнению ИФНС, три ООО, являясь взаимозависимыми лицами, создали искусственную схему по оптимизации налогообложения путем распределения доходов между ними до определенного размера в целях сохранения режима УСН и получения необоснованной налоговой выгоды в виде экономии на налогах, подлежащих уплате в случае применения традиционной системы налогообложения. Так, все три ООО закупали товар у одних и тех же поставщиков, два из них не имели собственного торгового оборудования и трудовых ресурсов.

Однако, оценив представленные в деле доказательства в совокупности и во взаимной связи, в том числе свидетельские показания сотрудников, протоколы осмотров, договоры поставки и аренды, суды установили, что общества вели самостоятельную хозяйственную деятельность в сфере розничной торговли.

Довод налоговиков об отсутствии у двух обществ собственных трудовых ресурсов правомерно отклонен, поскольку третье ООО предоставило трудовой персонал по договору аутсорсинга.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.08.2014 N А29-6059/2013.

Право налогового органа вызывать налогоплательщиков на основании письменного уведомления закреплено пп. 4 п. 1 ст. 31 НК РФ.

ИФНС по месту нахождения обособленного подразделения общества направлено приглашение на комиссию по легализации налоговой базы, причем направление указанного приглашения было связано с тем, что в ИФНС из трудинспекции поступили сведения о том, что обществом ненадлежащим образом исполняются обязанности, установленные законодательством о налогах и сборах в части НДФЛ.

Полагая, что указанные действия по осуществлению контроля за соблюдением налогового законодательства не соответствуют НК РФ и нарушают права и законные интересы, общество обратилось в арбитражный суд.

Суд указал, что:

В общем, доводы общества о нарушении ИФНС его прав отклонены.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.08.2014 N А67-7552/2013.

Общество ссылалось на то, что о факте переплаты ему стало известно после получения справки о состоянии расчетов по налогам и сборам, но суды их отклонили как несостоятельные.

Сам по себе факт наличия справки о состоянии расчетов по налогам, сборам в отсутствие первичной учетной документации не может служить доказательством излишней уплаты тех или иных обязательных платежей и не является надлежащим доказательством того, что именно с этой даты заявителю стало известно о факте имеющейся переплаты.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.08.2014 N А70-10616/2013.

Налоговая инспекция не наделена правом на обращение в арбитражный суд с требованием о понуждении юридического лица представить достоверные сведения о своем местонахождении.

Налоговая инспекция обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о возложении обязанности на общество предоставить достоверную информацию о своем адресе.

Заявление мотивировано тем, что общество нарушило требования налогового законодательства и законодательства о регистрации юридических лиц (юридическое лицо по месту его государственной регистрации). Перерегистрировать общество невозможно, так как постановлением управления наложен запрет на совершение регистрационных действий по внесению изменений в ЕГРЮЛ в отношении общества.

Инспекция полагает, что отсутствие общества по месту государственной регистрации нарушает права и интересы неопределенного круга лиц, которые вступают в финансово-хозяйственные отношения с данным юридическим лицом, нарушаются права и интересы государственных органов, осуществляющих контроль за деятельностью юридического лица, а также права и интересы налогового органа по месту нахождения юридического лица на налоговом учете в связи с невозможностью для него осуществлять мероприятия по контролю, определенные налоговым законодательством.

В то же время, как указал суд, в силу ст. 53 АПК РФ государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы вправе обратиться в арбитражный суд в защиту публичных интересов в случаях, прямо предусмотренных законом.

Статьей 31 НК РФ предусмотрено право налогового органа обращаться в суд с исками в случаях, перечень которых установлен в пп. 14 п. 1 названной статьи. Но заявленные ИФНС требования в указанном перечне отсутствуют.

Ни НК РФ, ни Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" не наделяют ИФНС правом на обращение в суд с заявленными требованиями.

Более того, госрегистрация носит заявительный характер, законодательством не установлена возможность возложить обязанность подать соответствующее заявление.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14.08.2014 N А32-38358/2013.

ПБОЮЛ-"упрощенец" сумму доходов от продажи векселей ошибочно включил в состав налоговой базы по НДФЛ.

Довод предпринимателя о необходимости применения к спорным правоотношениям предписаний, указанных в ст. ст. 3 и 214.1 НК РФ, рассмотрен судами и обоснованно отклонен.

Предприниматель по своему усмотрению выбрал УСН и, осуществляя предпринимательскую деятельность в рамках выбранной системы налогообложения, должен был исчислять и уплачивать налог по УСН от дохода, полученного от реализации векселей.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.08.2014 N А33-19531/2013.

Создание "дополнительного" звена между продавцом и покупателем еще не говорит о том, что налогоплательщик применяет незаконную схему.

В сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика (п. 2 Определения КС РФ от 04.12.2003 N 441-О).

Однако если все же существуют основания предполагать намеренное занижение налогоплательщиком налогооблагаемой базы (т.е. недобросовестность налогоплательщика), то возможно применение специально предусмотренных для этих случаев условных методов расчета налоговой базы, определенных в ст. 40 НК РФ. То есть налоговый орган безусловно обязан применять условные методы расчета налоговой базы, установленные НК РФ (пп. 1 п. 1 ст. 32, п. п. 1 - 2 ст. 33 НК РФ).

Действия налогового органа, отказавшегося от применения ст. 40 НК РФ и избравшего не предусмотренный нормами НК РФ метод увеличения налоговой базы и исчисления соответствующих налогов с реально не полученной налогоплательщиком выручки, противоречат правовой позиции Конституционного Суда РФ и нормам НК РФ, а также основной презумпции налогового законодательства, согласно которой никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены НК РФ (п. 1 ст. 108 НК РФ, п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5).

В данном случае обществу вменено совершение налогового правонарушения, выразившееся в неуплате налогов, что повлекло помимо их доначисления применение мер налоговой ответственности. То есть само событие налогового правонарушения - неуплату налогов в связи с занижением для целей налогообложения цены реализации по сделке - следовало доказывать в порядке, установленном ст. 40 НК РФ.

Отказ же налогового органа от применения в ходе проверки положений указанной нормы НК РФ свидетельствует о незаконности доначисления обществу налогов и привлечения его к налоговой ответственности.

Постановление ФАС Центрального округа от 24.07.2014 N А54-223/2013.