Мудрый Экономист

Исковая давность

"Финансовая газета", 2006, N 48

Иногда в практике возникают вопросы, касающиеся исковой давности, решение которых либо не нашло отражения в действующем законодательстве и сложившейся практике, либо имеются не совсем объяснимые с точки зрения реалий существующего гражданского оборота толкования отдельных его норм. Рассмотрим возможность применения сроков исковой давности в отношении встречного иска и возможность восстановления судом сроков исковой давности в отношении индивидуального предпринимателя и юридического лица.

Применение сроков исковой давности к встречному иску

В силу частого применения норм права, регулирующих институты исковой давности и встречного иска, представляет интерес рассмотрение вопроса о гармонизации взаимосвязи материального и процессуального права и возможности применения сроков исковой давности в отношении встречных исков. Актуальность этих вопросов обусловлена тем, что из-за отсутствия соответствующих правовых норм возникает реальная возможность злоупотребления правом со стороны недобросовестных участников гражданских отношений.

Основные положения по вопросам применения сроков давности содержатся в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ от 12.11.2001 N 15 и ВАС РФ от 15.11.2001 N 18, а также в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 2/1 от 28.02.1995. Практика разрешения споров, связанных с прекращением обязательства зачетом встречного однородного требования, которые могут являться одним из видов встречного иска, а также применения сроков по данной категории дел отражена в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65. Однако в указанных документах не регламентировано применение сроков исковой давности в отношении встречных исков по спорам, вытекающим из одного договора и соответствующим положениям пп. 2 и 3 п. 3 ст. 132 АПК РФ.

Пример 1. В 2001 г. был заключен договор поставки, в соответствии с которым ООО "Гамма" было обязано поставить товар, провести шефмонтажные и пусконаладочные работы, а ООО "Альфа" было обязано принять данный товар и оплатить. Обязательства в части поставки были выполнены, а оплата поставленного оборудования не была произведена по причине того, что покупателем не был разработан общий проект, составной частью которого должно было стать поставленное оборудование, и, как следствие, не была произведена подготовка к включению оборудования в технологическую цепочку. Таким образом, обязательства по проведению шефмонтажных и пусконаладочных работ, а также проверка состояния оборудования не могли быть выполнены до момента разработки общего проекта и установки всего оборудования. На протяжении трех лет осуществлялись работы над созданием проекта, велась переписка, проводились встречи, совещания и иные мероприятия (основания для прерывания сроков давности, предусмотренные ГК РФ, отсутствовали). В 2005 г. ООО "Альфа" обратилось в арбитражный суд с иском к ООО "Гамма" о расторжении договора поставки, взыскании с ООО "Гамма" штрафных санкций по договору и обязании вывезти поставленное по договору оборудование. В обоснование исковых требований было заявлено, что оборудование: во-первых, не соответствует проекту, для которого было предназначено; во-вторых, оборудование находится в нерабочем состоянии, и отсутствуют доказательства рабочего состояния оборудования на дату поставки. Несмотря на принятие судом искового заявления, у ответчика оставалась возможность прибегнуть в суде к одному из способов защиты нарушенного права, а именно: заявить о пропуске срока исковой давности и добиваться оплаты товара внесудебным порядком либо предъявить встречный иск. Именно своим правом на предъявление встречного иска об обязании оплатить стоимость поставленного товара и воспользовался ответчик.

Из анализа приведенной ситуации следует, что:

обязательства возникают из одного договора;

удовлетворение одного из обязательств полностью исключает удовлетворение другого обязательства;

обе стороны понимают, что срок подачи искового заявления пропущен, но считают возможным рассмотрение спора в суде.

Возникает вопрос о том, как следует поступить суду в случае заявления истца о пропуске ответчиком сроков исковой давности и может ли суд в данной ситуации ограничить права ответчика путем применения сроков исковой давности в отношении встречного иска. Наша задача - выяснить, имеется ли у ответчика, заявившего встречный иск в порядке пп. 2 и 3 п. 3 ст. 132 АПК РФ, безусловное право на иск в материальном смысле и ограничиваются ли права истца на защиту при отказе в удовлетворении заявления о пропуске сроков исковой давности.

Существование гражданских правоотношений во времени обусловливает важную роль сроков в процессе правоприменения. Известно, что с помощью установления сроков давности, с одной стороны, обеспечивается эффективность привлечения к юридической ответственности, поскольку слишком большие сроки приводят к утрате доказательств и искажению смысла и назначения наказания, с другой стороны, сохраняется необходимая стабильность правовых отношений, поскольку никто не может быть поставлен под угрозу возможного наказания на неопределенный или слишком длительный срок (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.04.2001 N 7-П; особое мнение судьи КС РФ А.Л. Кононова).

Защита прав напрямую зависит от сроков совершения действий, направленных на защиту. Одним из сроков защиты нарушенного права является срок исковой давности. Назначение исковой давности - предоставить потерпевшему строго определенный, но вполне достаточный срок для защиты его права. По истечении исковой давности потерпевший лишается возможности принудительной (судебной) защиты своего права, но само нарушенное право сохраняется. Этим сроки исковой давности отличаются от пресекательных сроков, истечение которых влечет утрату права (Гражданское право, т. 1, под ред. Е.А. Суханова, М.: БЕК, 2003, с. 468). Подтверждением существования нарушенного права является тот факт, что заявитель реализует свое право на иск вне зависимости от истечения сроков исковой давности (право на иск в процессуальном смысле). Право на иск в материальном смысле, а именно судебная защита нарушенного права, может существовать только в случае отсутствия заявления стороны в споре о применении данного срока (п. 2 ст. 199 ГК РФ). Иными словами, сроки исковой давности являются одним из видов возражения на иск (защиты против иска).

Встречный иск представляет собой правовое требование ответчика к истцу, заявленное в идущем процессе с целью рассмотрения его совместно с первоначальным иском. Предъявление встречного иска является правом ответчика, а обязанность суда принять встречный иск при наличии любого из условий, указанных в пп. 1 - 3 п. 3 ст. 132 АПК РФ, вытекает из абз. 1 п. 3 ст. 132 (Комментарий к АПК РФ, под ред. Г.А. Жилина, М.: ООО "ТК Велби", 2003, с. 331). Обязанность суда принять встречный иск возникает только в случае соблюдения ответчиком требований ст. ст. 125 и 126 АПК РФ. Встречные иски, вытекающие из одного договора, могут относиться как к группе защитных исков, исключающих полностью либо в части удовлетворение первоначального иска (пп. 2 п. 3 ст. 132), так и к группе исков, имеющих взаимную связь с первоначальным иском (пп. 3 п. 3 ст. 132). Таким образом, предъявление встречного иска является одним из видов защиты против иска.

Из приведенных определений можно сделать вывод, что и предъявление встречного иска, и заявление о пропуске сроков исковой давности имеют схожую правовую природу и являются способами защиты нарушенного права. Из схожести правовой природы данных категорий возникает коллизия, которая заключается в том, что и применение сроков исковой давности к встречному исковому заявлению, и отказ в удовлетворении заявления о применении сроков может ограничить права одной из сторон процесса.

В данном контексте, по нашему мнению, следует строить рассуждения не только на правовой природе названных институтов, но и на принципах осуществления правосудия в Российской Федерации, установленных процессуальным законодательством. Задачами судопроизводства в арбитражных судах являются, в частности, защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, а также обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 2 АПК РФ). Статья 4 АПК РФ предусматривает, что заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК РФ, а арбитражный суд обеспечивает равную судебную защиту прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле (ст. ст. 7, 8 АПК РФ). Судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе равноправия сторон. Арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон. В расширение принципов, сформулированных в ст. ст. 7, 8, 41 и 44 АПК РФ, установлено, что лица, участвующие в деле, имеют право делать заявления и пользоваться иными процессуальными правами, предоставленными им АПК РФ и другими федеральными законами.

Из приведенных норм права следует, что в случае отсутствия заявления ответчика о пропуске срока исковой давности участники процесса пользуются всеми процессуальными правами, в том числе правом на иск (встречный иск) в материальном смысле. При этом суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение. Однако истец имеет право на заявление о пропуске срока давности. Истец реализует свое право на защиту путем подачи заявления в суд, признавая, что срок исковой давности пропущен, но требует защиты нарушенных прав (в материальном смысле). Таким образом, он делает свой выбор в пользу судебного рассмотрения возникшего спора. Истец также осознает, что ответчик может либо согласиться со способом разрешения спора и возражать против иска, в том числе подачей встречного иска, либо отказаться от рассмотрения спора в суде, заявив о пропуске срока. В случае отсутствия заявления ответчика о пропуске срока обе стороны соглашаются на рассмотрение спора арбитражным судом. Суд в свою очередь восстанавливает права обеих сторон процесса (в том числе права на иск в материальном смысле).

В случае принятия судом заявления истца о пропуске ответчиком сроков и удовлетворения ходатайства о применении в отношении встречного иска сроков исковой давности могут быть нарушены принципы арбитражного судопроизводства.

Во-первых, это связано с тем, что подобным заявлением неправомерно ограничивается выбор ответчиком способа защиты (ограничиваются процессуальные права). Ответчик в такой ситуации может использовать только пассивную защиту, а именно: либо заявление о пропуске сроков, либо возражение против иска. Подобная пассивная защита не способна реально защитить нарушенное право ответчика (в нашем примере право на получение денежных средств по договору), что противоречит задачам судопроизводства в арбитражных судах.

Во-вторых, реализуя свое право на заявление о пропуске сроков, истец пытается сделать возможным рассмотрение судом только первоначального иска. Рассмотрение только первоначального иска приводит к нарушению принципа равенства и равноправия сторон, а действия истца должны рассматриваться как злоупотребление правом. Кроме того, в случае принятия подобного ходатайства истца он будет поставлен в преимущественное положение по отношению к ответчику.

В-третьих, в случае рассмотрения спора стороны де-юре пользуются всеми правами и несут все обязанности, установленные арбитражно-процессуальным законодательством, в то время как де-факто воспользоваться всеми правами ответчику не представляется возможным.

Заявление истца о пропуске срока исковой давности можно рассматривать в данной ситуации и как отказ от иска, так как имеется двусторонний пропуск сроков давности. Другими словами, посредством подобного заявления истец не признает потенциальную возможность рассмотрения споров по договору в судебном порядке и в случае подачи подобного заявления оно могло бы служить основанием отказа в судебной защите требований обеих сторон. Но это прямо противоречило бы первоначальному намерению истца рассмотреть спор по договору в судебном порядке.

Исходя из изложенного можно сделать вывод, что первичным в подобных ситуациях должно стать одновременное согласие сторон рассмотреть спор по договору в судебном порядке и выдвижение каждой из сторон требований по исполнению договора. В случае заявления одной из сторон процесса ходатайства о применении сроков исковой давности его следует рассматривать как нежелание разрешить спор в судебном порядке и, как следствие, это должно стать основанием для отказа в иске (прекращения производства по делу). При этом соблюдаются цели как установления сроков (обеспечение эффективности привлечения к юридической ответственности и сохранение необходимой стабильности правовых отношений), так и обеспечения прав на защиту своих интересов обеих сторон процесса.

А.Третьяков

Consulting & Law GROUP "TREZA"