Мудрый Экономист

Дивиденды. Недвижимость. НДС

"Расчет", 2015, N 6

При проверках налоговики придерживаются мнения, что с операций по выплатам дивидендов имуществом необходимо удерживать НДС. С ними не согласны бухгалтеры и бизнесмены, иногда точку зрения последних разделяют и арбитры. Выигрышную для предпринимателей судебную практику изучила Анна Мишина.

Вот уже год как бухгалтеры, бизнесмены и юристы работают с Письмом ФНС России от 15 мая 2014 г. N ГД-4-3/9367@. Суть которого вот в чем: в НК указано, что в целях НДС передача права собственности на товары на безвозмездной основе признается реализацией товаров, а раз реализация - это в том числе передача права собственности, то при выплате дивидендов такая передача является объектом обложения НДС. Данная позиция поддержана еще несколькими Письмами чиновников (Письмом УФНС России по г. Москве от 05.02.2008 N 19-11/010126, Письмом Минфина России от 17.04.2014 N 03-07-15/17628).

Однако некоторые бухгалтеры и арбитражные судьи считают, что при передаче в качестве дивидендов основных средств НДС выплачивать не надо. И хотя все постановления, которые мне удалось найти, относятся к периоду, когда Письма N ГД-4-3/9367@ еще не существовало, тем не менее такие решения служителей Фемиды в полной мере можно назвать противовесами мнению московских чиновников.

Итак, в одном из решений судей было указано: поскольку дивиденды произведены за счет прибыли компании, оставшейся уже после уплаты налогов, передача имущества в счет погашения задолженности по дивидендам не является реализацией товара (Постановления ФАС Уральского округа от 30.08.2005 N Ф09-3713/05-С2). Суть другого Постановления, от 3 октября 2006 г. N Ф09-8779/06-С2, также принятого федеральными арбитрами Уральского округа, сводится к тому, что раз законодательство допускает выдачу дивидендов имуществом, значит, это самостоятельная операция и "подгонять" ее под реализацию нельзя. У дивидендов есть свой объект налогообложения - доход (п. 1 ст. 43 НК РФ), и другого объекта передача имущества (в том числе и недвижимого) в качестве дивиденда не образует. Доход указан отдельно от других объектов, в том числе и от реализации (п. 1 ст. 38 НК РФ). А наличие у одной операции двух объектов налогообложения приводит к неправомерному двойному исчислению налогов. Поэтому начислять НДС в данном случае неправильно.

Тем не менее, практика по данному вопросу довольно мала. Но ее выработка - вопрос времени и уверенности предприятий в собственных убеждениях. Сегодня мы имеем возможность положить в эту "копилку" еще одно решение окружных арбитров, которое разделяет то мнение, что оснований для начисления НДС при передаче имущества в счет дивидендов нет. Прошу обратить внимание, что решение это новое, то есть вынесено уже в бытность существования того самого Письма ФНС, которым руководствуются ревизоры.

"Недвижимые" дивиденды

Проводя выездную проверку, налоговые инспекторы сразу обратили внимание на то, что компания передала одному из акционеров в счет погашения задолженности по дивидендам недвижимость. И при этом не включила стоимость реализованного имущества в базу по налогу на добавленную стоимость и, соответственно, недоплатила НДС. На этом основании контролеры решили взыскать с фирмы солидную недоимку, а также потребовали уплатить не менее ощутимые пени и штраф.

После того как обжалование в вышестоящую инстанцию помогло отменить решение лишь частично, общество обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском о признании решения налоговиков частично недействительным.

Арбитры первой инстанции поддержали требования предпринимателей и указали, что взыскание НДС, а также начисление пеней и штрафа в данном случае незаконны. Решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 21 июля 2014 г. и Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 14 октября 2014 г. Инспекторы, не согласившись с апелляцией, обратились с кассационной жалобой к федеральным арбитрам. В ней ревизоры указали, что передача обществом права собственности на недвижимое имущество как нельзя больше соответствует понятию "реализация" этого самого имущества. Следовательно, в силу пп. 1 п. 1 ст. 146 Налогового кодекса РФ такая операция признается объектом обложения НДС.

Не реализация, а доход

Однако окружные судьи сочли Постановление своих апелляционных коллег правильным. Они разъяснили, что согласно п. 1 ст. 42 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" компания вправе выплачивать дивиденды в денежной или, если это предусмотрено его уставом, не денежной форме (абз. 2 п. 1 ст. 42 Закона об АО) или в форме передачи имущества. В нашем случае такое допущение в уставе организации-истца как раз существовало. И, основываясь на нем, компания передала учредителю недвижимость в счет погашения задолженности по дивидендам. А дивиденды с точки зрения налогового законодательства - любой доход, полученный акционером (или участником) от организации при распределении прибыли, остающейся после налогообложения, по принадлежащим последнему акциям (или долям) в уставном капитале организации (п. 1 ст. 43 НК РФ). А доход - это экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами НК "Налог на доходы физических лиц" и "Налог на прибыль организаций" (ст. 41 НК РФ).

Судьи подчеркнули, что в данном случае у фирмы образовался четкий объект налогообложения - доход. Между тем объект налогообложения - реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у компании обязанности по уплате налога (п. 1 ст. 38 НК РФ). И, поскольку закон допускает выплату дивидендов акционеру недвижимым имуществом, передача его не образует иного объекта налогообложения, кроме дохода, следовательно, не является реализацией недвижимого имущества, облагаемой НДС (поскольку каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения) (Постановление Восточно-Сибирского округа от 25.02.2015 по делу N А58-341/14).

В заключение рассмотрим возможность применения вышерассмотренного победного алгоритма оспаривания обществами с ограниченной ответственностью.

В Законе об ООО термин "дивиденды" отсутствует. Но зато в нем содержится правило о том, что порядок выплаты части распределенной прибыли общества определяется его уставом или решением общего собрания участников. Более того, в законодательстве не установлено запрета на выплату части чистой прибыли участнику ООО не деньгами, не имуществом (в том числе и недвижимым), ни каких бы то ни было других ограничений в возможности получения дивидендов "в неденежном виде". Участники ООО вправе сами определить в уставе порядок распределения прибыли и на основании соответствующего решения общего собрания рассчитаться с учредителями "иным имуществом" (см. Письмо Минэкономразвития России от 27.11.2009 N Д06-3405, а также положительную арбитражную практику по данному вопросу, например Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 24.04.2012 по делу N 02АП-1471/12). Кроме того, подобные "допущения" можно увидеть и в Налоговом кодексе. Например, в ст. 43 НК РФ наряду с акционером как получателем дивиденда всегда указывается и участник.

А.Мишина